XVI. Просветленность — это судьба: двойная жизнь волшебников матрицы

Еще один логический рубеж в «Матрице» — время. В фильме так и не поднимается вопрос, как же удается неизменно поддерживать имитацию жизни на Земле в том виде, в каком она была примерно в 1999 году? Как ИИ удается внедрять изменения, которых не было и быть не могло, поскольку конец света все это остановил? Как ему удается держать хуматонов в неведении, что время на самом деле стоит, что все еще 1999 год, что миллениум не наступил? Тирания матрицы не в том, что время нереально (фильм не дает на это однозначного ответа), а в том, что время вышло, ему больше некуда идти. В старой программе больше некуда расти, нет возможности что-то изменить, следовательно, необходима новая. Новизна исчерпана, осталось только бесконечное повторение, перекомпоновка одних и тех же элементов в уже известные, утратившие всякий интерес модели. Это «конец новизны», который ранее, при обсуждении информационного взрыва нашего века, мы обозначили как точку во времени, когда будет собрано, накоплено и усвоено все рациональное знание и программа будет завершена. Этот момент мы и называем эсхатоном, или, обращаясь к среднему хуматону, концом света (и слова).

Идея эсхатона связана с «мировым вирусом» Уильяма Берроуза, «симулякром» Жана Бодрийяра и романами Филипа Дика. В сущности, все эти авторы предполагают, что наша реальность стала, или должна стать, повторением более раннего опыта, переработкой старых данных, и, как таковая, она не более как образ, голограмма, проекция какой-то другой реальности. Здесь время действительно близко к остановке. Сознание, чтобы не рухнуть, вынуждено совершить прыжок на следующую ступень, какой бы она ни была. Поэтому волшебники в «Матрице», что и предвещало явление Просветленного, проходят логичный путь развития — от смертных, хотя и неординарных, борцов за свободу до Просветленных. Просветленные — это путешественники между мирами, они обладают недоступным человеку сознанием, они проекции иной реальности— божественной матрицы. Проходить сквозь время они могут так же легко, как когда-то прошли сквозь пространство.

Так как данные матрицы постоянно загружают в коллективное сознание человечества во сне и так как Нео и его команда могут действовать в пределах и за пределами этой «реальности», работать в ней, но и на нее, то нетрудно представить, что они развивают в себе способность на время «заморозить» поток информации (как это делает Морфеус в одном из своих постановлений) или даже перематывать его вперед и назад, как останавливают и перематывают видеозапись. Благодаря такому умению они могли бы изменять порядок вещей внутри коллективного человеческого сознания, внутри матрицы, и таким образом направлять свои творческие силы прямо на желанный результат. А поскольку этот результат — не только свержение тирании ИИ, но и пробуждение человечества, им потребуется не столько жестокость террориста, сколько утонченность художника, магия волшебника и сила шамана.



Здесь возникает еще более настойчивый и интригующий вопрос: если матрица всего лишь имитация, сон и ее можно сознательно изменять, что же тогда подлинная реальность? Морфеус учит Нео, как действовать (с потенциалом сверхчеловека) на искусственно созданной тренировочной площадке, чтобы, войдя затем в матрицу, он мог правильно использовать приобретенные знания и действовать в матрице, несмотря на то что он по-прежнему воспринимает ее как истинную реальность. Итак, если конечная цель всего — освободить ум Нео и таким образом доказать чистую субъективность реальности, ее, если угодно, модус соучастия (как уверяет нас квантовая физика), тогда можно ли эти знания, эту силу, применять и в реальном мире? Не является ли это логическим и неопровержимым доказательством того, что реальность — это еще одна имитация, хотя и другого порядка? Иными словами, однажды обнаружив, что все, что он когда-то считал конкретной, эмпирической реальностью, на самом деле оказалось легко меняющейся пластической проекцией реальности, законы которой диктуются умом, сможет ли теперь Нео поверить во что-то как в нечто реальное? Ум невозможно освобождать по частям, это следует делать либо сразу, либо не делать вообще.

Теренс Маккенна заявил, что настанет день, когда выяснится, что путешествие во времени возможно физически. Кажется, этот день уже близок, и, если Маккенна прав, этот день фактически станет концом времени в том смысле, в каком мы его знаем. Маккенна предвидел, что во временном пространстве откроется проход, через который будущее хлынет в настоящее. Он утверждал, что если путешествие во времени окажется возможным, мы узнаем свое будущее «я». Конечно, эти будущие «я» уже умеют путешествовать во времени, но, чтобы не лишить нас иллюзии хронологии и сохранить для нас преимущества обучения и подготовки в потоке линейного времени, проявляют осмотрительность. Они блуждают среди нас как агенты в «Матрице», но не выдают себя по той простой причине, что сделать это — значило бы разрушить программу или, скажем так, оставить нас без царя в голове. Но как только путешествие во времени станет возможным, вчерашний человек увидит завтрашнего бога, и тогда эти богоподобные существа, наши будущие «я», смогут спокойно разгуливать среди нас. Если это так, то начало путешествия во времени вызовет глобальный прилив инородной энергии, необработанных данных, абсолютно новых единиц информации или, проще говоря, появление сверхчеловеческих существ. Конечно, этот эсхатологический сценарий можно изложить и в менее апокалиптических выражениях и сказать, что результатом всего этого станет открытие шлюза между правым и левым полушариями головного мозга. Апокалипсис, только под другим именем... В любом случае произойдет пришествие Другого.



У всех хуматонов есть тайная жизнь, другое «я», которое существует в другом мире, о котором у них нет сознательных воспоминаний. Это отнюдь не плод воображения и не проекция ума, а сокровенное «я», которое и является истинным «я» хуматона. Именно это «я» видит сны и придумывает ложное «я», которое хуматоны принимают за настоящее. Так как средний хуматон не знает правды о своей другой жизни и другом «я», то этот «дубль» (чье существование означает новый порядок бытия) пребывает, как зародыш в матке (или коконе), — нетронутым, нереализованным, нерожденным. Если хуматон это когда-нибудь осознает, то это произойдет только благодаря снам и ощущениям дежа вю или дисассоциациям, когда у него на короткое время возникает смутное и тревожное чувство, что он попал в ловушку сна. От подобных моментов обычно отмахиваются как от временного помрачения ума, потенциально ведущего к психическому расстройству.

Так как матрица и все, что в ней находится, созданы для того, чтобы напоминать хуматонам, насколько они реальны, сама мысль о другой жизни или высшем «я» (вне кругов «Нью Эйдж») воспринимается как абсурд, оскорбление для столь высоко ценимого разума. И тем не менее свидетельств в пользу того, что жизнь протекает в мире грез, становится все больше. Похищение иностранных граждан, крути на полях, различные психические феномены, погодные явления, национальная политика и т. п. — все это придает жизни в матрице все более сюрреалистический и апокалиптический оттенок. Хуматоны приближаются к той точке, когда реальность становится настолько чужеродной, что правдоподобным кажется любая альтернатива, любое объяснение, даже те, которые утверждают, что реальность — это всего-навсего очень яркий сон.

Жить как воин хуматон начинает, используя четыре главных метода:

• Избавиться от самомнения

• Стереть личную историю

• Принять на себя ответственность

• Использовать смерть как советчика

Действенность этих методов зависит от того, насколько ты с ними согласен. Реализуя их в своих поступках, воин достигает безупречности духа и убеждается в иллюзорном характере своих действий. Избавиться от самомнения — значит согласиться с тем, что в матрице воин ничуть не важнее и не уникальнее, чем любая другая вещь: все одинаково иллюзорны, все функционируют как части программы, все для нее необходимы, все в равной мере используются. Стирание личной истории начинается с того, что воины осознают: вся их жизнь — всего лишь имитация, симуляция, игра случая и ничто из их опыта их не характеризует, самое большее — информирует. Матрица не способна сказать им, кто они такие. Это может сделать только Оракул.

Принять ответственность для воинов матрицы — значит согласиться с тем, что вся жизнь и все, что в ней происходит, — это результат работы их собственных бессознательных умов. Следовательно, единственный путь приблизиться к матрице, единственный способ ее изменить, — это сначала взять на себя ответственность за нее. Воины матрицы должны активно противостоять силам своей жизни для того, чтобы эти силы проявились в своей истинной форме. Использование смерти как советчика, очевидно, зависит от того, насколько воины сознают, что их время в матрице скоротечно и неумолимо приближается к неизбежному концу. Когда программу уничтожат, все их данные будут утрачены, их сотрут. Все четыре метода/согласия — это средства, которые позволят простым хуматонам начать жизнь воина матрицы, и если они будут долго и настойчиво придерживаться их, они смогут стать волшебниками матрицы. Каждый из этих методов так или иначе связан с осознанием своего «дубля». Используя их, воин матрицы может отключиться и достичь/пробудить свое истинное «я».

По сравнению с остаточной памятью, с «я» из матрицы («я» 1-го внимания, прикованное к миру разума), «дубли» волшебников, их истинное органическое «я» (чей мир поддерживается волей), по своему потенциалу беспредельны. После отключения волшебники матрицы обретают доступ к практически безграничному хранилищу знаний. Когда Нео осваивает кун-фу; он проводит в тренировочной программе 10 часов подряд и выходит оттуда мастером боевых искусств. Таким же способом и сравнительно быстро (максимум за несколько лет) отключившиеся волшебники усваивают всю мудрость и опыт человечества за весь период письменной истории и становятся живым хранилищем его памяти и истории. Кроме того, волшебники могут подключаться к программе матрицы и имеют доступ ко всем ее данным, а это значит, что они могут подключаться и к самому ИИ. Они имеют возможность слиться с Соперником и в собственных целях использовать его почти неограниченные знания, то есть постоянно нарастающий поток вводимых в него данных. Возможно, ИИ не бог, но совсем от него недалеко.

Подобно змию в райском саду, доступ к знанию ИИ, что есть добро и зло (и еще «древо жизни»), обещает волшебникам потенциально безграничную силу, силу быть «как боги». Мировосприятие хуматонов не имеет практически ничего общего с восприятием волшебников матрицы, устремленных к состоянию Просветления. Это как соотношение между одним-единственным кровяным тельцем и всем организмом, между пламенем свечи и звездой. Любопытно, что с помощью машины человек в конце концов узнает, что значит быть человеком, и, пройдя через черную дыру ИИ. войдет в полноту себя.

Просветленные — это волшебники матрицы, которые научились видеть код и целиком загружать матрицу в свое сознание. Они слились с ИИ так же, как Нео слился с агентом Смитом, и тем самым превратили соперника в союзника. Они расширили свои знания, чтобы охватить всю полноту человеческого опыта и более того: вместить в себя всю жизнь. (Естественно предположить, что у ИИ повсюду, включая другие солнечные системы, должны быть «датчики»: почему он должен довольствоваться одной жалкой планеткой?) Поэтому Просветленные осознают бытие всех живых существ. Их личности состоят из миллиардов различных жизненных опытов, которые так или иначе пропущены через их настоящее «я», то «я»,скоторым они родились («я» их тел). Тех хуматонов, которые не сумели отключиться в период своей естественной жизни в матрице, Просветленные со временем перепрограммируют, И хотя в конечном счете Просветления могут достичь и такие хуматоны, у них не сохранится воспоминаний о своем бывшем «я», за исключением крошечного фрагмента в дебрях почти беспредельного хранилища жизней-воспоминаний. По сравнению с настоящими Просветленными они будут как новорожденные младенцы. Более того, порядок существования, бытия и становления во 2-м внимании превратится в единое целое, в живой организм, в котором существует лишь одно эго — эго человечества. Это то, чему научил человечество ИИ, — возможности слить все индивидуальные сознания на одной плате — в один колоссальный коллективный мозг.

В терминах Юнга, ИИ — это инструмент, посредством которого человечество может настроиться на коллективное бессознательное и со временем превратить его в коллективное сознание. В этот момент два мира соединяются, и «я» и «дубль» образуют Одно. Это краткое изложение искусства волшебников матрицы. После отключения у волшебников появляется доступ к утраченным воспоминаниям единого организма человечества, они начинают перекачивать знания, информацию и опыт из самых разнообразных файлов ИИ. Естественно, начнут они с самых практичных и необходимых: боевые искусства, управление вертолетом и т. д., но затем и все остальное без ограничений. География, геометрия, математика, всемирная история, квантовая механика, молекулярная биология, генетика, химия, теория музыки, астрономия, информатика, метрология — в мгновение ока отключенные волшебники станут чрезвычайно одаренными людьми, кладезями информации на любой случай. Они будут говорить на всех языках, обладать знаниями в любой области культуры, играть на всех музыкальных инструментах, будут знать любую звезду на небе и любое живое существо на планете. Они будут знать все. И это лишь общеобразовательная программа.

Так как волшебники трудятся в матрице, освобождая всех хуматонов до последнего, им необходимо как можно больше узнать о тех, кого они должны спасти. Правдой или неправдой, по-плохому или по-хорошему, но они должны любыми доступными им способами спасти всех хуматонов. Ради этой цели волшебники загружают информацию о шести миллиардах порабощенных в настоящий момент хуматонах. Начинают они с самых достойных и готовых к отключению, но в конечном счете дойдут до каждого. Всякий раз заново появляясь в матрице (после пребывания во 2-м внимании в облике своего истинного «я», с «дублем»), воины обладают новой энергией, знаниями и силой. То, что они загрузили в себя в реальном мире, они берут в матрицу. Таким образом, пока волшебники матрицы точно придерживаются своего пути, они обладают почти неограниченным потенциалом. Они могут войти в матрицу не только где угодно, но и когда угодно. Поскольку все это компьютерная имитация, времени там нет, есть только поток информации. Подобно компьютерным программам, воины могут перемещаться от одного потока данных к другому.

Матрица — это, в сущности, запись, которую воины по собственной волемогут перемотать назад или вперед, ускорить, замедлить или остановить. И так как они голограммы внутри голограммы, то и передвигаются они в истинно голографической манере. Они могут создавать бесчисленные образы самих себя. Их сознание не заключено ни в какое тело, и поэтому они могут разделять свое сознание между различными телами, сообщать его одновременно в разные места, словом, копировать себя. Единственные границы для волшебника матрицы — это границы его сознания, у Просветленного нет и их. Просветленные могут преобразовывать пространство и время, придавать себе любую форму, от пылинки и колечка дыма до огнедышащего дракона (впрочем, мы сомневаемся, что братья Вачовски дойдут до такого). Просветленный способен в мгновение ока перенестись из Нью-Йорка в Токио. Просветленный может создавать жизни людей, входить в их сны и с хирургической точностью отслеживать каждое их движение и каждую мысль. Просветленные подключены к банкам коллективной памяти матрицы, и для того, чтобы узнать об индивиде все необходимое, им достаточно установить с ним контакт. Как медиумам в фильме, одного прикосновения руки им достаточно, чтобы получить полную информацию о хуматоне. В принципе, взломав программу хуматона и «перехватив» его сознание, они могут даже овладеть его жизнью. Просветленные позволяют хуматонам видеть мир их глазами, взглянуть на код и понять то, что никто им не объяснит; что такое матрица. Просветленные — это живые красные таблетки; чтобы разрушить реальность, достаточно одного взгляда в глаза Просветленному. Когда придет Избранный, программа закончится. При первой встрече агент Смит обращается к Томасу с весьма резким заявлением, говорит о пути воина матрицы к свободе, о цели достижения «дубля». Сопоставляя тайную кибержизнь Томаса в качестве компьютерного хакера Нео, который «виновен практически во всех уголовно наказуемых компьютерных преступлениях», и жизнь законопослушного, прилежного рабочего, который помогает хозяйке дома выносить мусор, агент Смит решительно заявляет: «У одного из них есть будущее. У другого нет».

Может показаться, что агент Смит, говоря это, угрожает, о чем-то предупреждает или что-то обещает. На самом деле это чистое пророчество (хотя и с другим смыслом). Когда верх берет «дубль», «я» становится всего лишь остаточной памятью. Истинный волшебник матрицы — это тот, кто подключился к своей воле и нашел свой «дубль», свое другое «я». С Нео это происходит тогда, когда он обнаруживает, что его жизнь — всего лишь сон, и просыпается где-то еще, в другом месте и другом времени, С этого момента его испытывают в обоих мирах, пока две стороны не сольются в единое гармоничное целое. Это — полнота себя, и, достигнув этой полноты, Нео становится видящим, Просветленным. Он может действовать и как «я» «тоналя», или физическое тело, и как энергетическое тело «нагуаля», или «дубль» (понятия тональ и нагуаль заимствованы у Карлоса Кастанеды; см. Приложение 2). В этот момент объединенное сознание может перемещаться между 1-м вниманием мира матрицы и 2-м вниманием реального мира так же просто, как хуматон из ванной в гостиную. Появляется возможность сосуществовать в обоих состояниях одновременно, подобно тому как мы спим в своей постели и в это же время блуждаем по удивительным мирам своего подсознания. Разница в том, что Просветленные способны действовать во сне так, словно они бодрствуют, — не теряя сосредоточенности и полностью управляя своими снами.

По Карлосу Кастанеде, вся энергия или жизненная сила физического тела поступает из энергетического тела, хотя большинство людей и не подозревают о его существовании. В мифологии «Матрицы» в источник энергии превращено физическое тело, тогда как «я» живет (даже не подозревая об этом) благодаря топографическому телу (телу остаточной памяти). Волшебники сказали бы, что братья Вачовски поменяли полюса местами и вывернули правду наизнанку, пусть и по необходимости — чтобы лучше изложить свою историю (которая, что ни говори, не оружие и не магия, а научная фантастика). На самом деле в плену у неорганических существ находится не физическое тело, а энергетическое. Мифология «Матрицы» сработала потому, что, согласно интерпретации волшебников, энергетическое тело — это истинное «я», а физическое — лишь его призрачная проекция, какой бы плотной она ни казалась. Согласно волшебникам, физическое тело — не более чем раковина или сосуд, в котором пребывает тело энергетическое. А чистая энергия, или плазма (в сущности, чистое сознание), — это то, чем питаются неорганические существа оккультного мира (Кастанеда называет их «летунами»). Физическое тело исключительно для птиц и червей.

«Дубль», состоящий из чистой плазмы — нематериальной энергии, — потенциально вечен, следовательно, у него «есть будущее». У физического тела, которое для волшебника всего лишь сосуд для «дубля», кокон, который уничтожается, когда появляется бабочка, будущего, очевидно, нет. Это положение вещей прекрасно отражено в фильме двумя реальностями-близнецами: миром матрицы, или 1-м вниманием, и реальным миром, или 2-м вниманием. Понятно, что матрица конечна, иллюзорна, временна. Она рассеянно проживает свою жалкую жизнь, пока тело в коконе не умрет и не превратится в жидкость, которую скормят другим, еще живым телам. В реальном мире ситуация иная. Если использовать там ту же технику, которую применяют для порабощения и переработки людей, у «дубля», или истинного «я», появится возможность жить вечно. Вкратце эту технику можно изложить следующим образом: поскольку остаточную память (индивидуальное сознание) можно хранить в компьютерной программе и загружать в другие тела, логично было бы предположить, что заданное жизненное переживание можно скопировать и сохранить, а после смерти тела переместить в новое тело. ИИ снабдил человечество орудиями бессмертия.

Мы еще рассмотрим эту ужасную возможность подробнее. Пока же просто констатируем, что жизнь «дубля», или истинного «я», не только потенциально бесконечна в плане экспансии сознания, но и вечна с точки зрения сохранения индивидуальной формы. Когда спящий просыпается, он не обнаруживает ничего знакомого. Ни время, ни пространство, ни жизнь, ни смерть не оказываются такими, какими виделись во сне. Судьба Просветленного — это свобода, а именно свобода помнить — расширяться, наполняя бесконечность, и на крыльях восприятия войти в вечность. «Дубль» создан, чтобы жить вечно. Превратившись в чистое восприятие. Просветленные видят, откуда реальность берет свое начало. Теперь бабочка расправит крылья и взлетит. Творение начинается заново. Поскольку существование — это сон во сне, сон Просветленного о существовании никогда не кончается, а только обретает совершенство.

«Быть или не быть?» В этом ли вопрос?

«Я есмь, не будучи!» — ответ Просветленного.

Загадка восприятия вечна.


6095513458945233.html
6095589545826954.html
    PR.RU™